» Апелляционная жалоба по уголовному делу на арест (заключение под стражу)

Апелляционная жалоба по уголовному делу на арест (заключение под стражу)

В Судебную коллегию по уголовным делам
Московского городского суда

От адвоката ММКА Чернова Сергея Витальевича,
105264, Москва, ул. 7-ая Парковая, д.24, офис 413

В интересах Петрова Петра Петровича

Ордер № 25 от 13.05.2017 г.



Апелляционная жалоба
на постановление Тверского районного суда Москвы
об избрании в качестве меры пресечения
заключения под стражу



В производстве 25 отдела СЧ ГСУ ГУ МВД России по Москве находится уголовное дело, возбужденное в отношении руководителей ООО «Зайчик» по факту совершения преступления, предусмотренного частью 4 ст. 159 УК РФ.

11 мая 2017 года постановлением Тверского районного суда Москвы в отношении обвиняемого Петрова Петра Петровича избрано в качестве меры пресечения заключение под стражу на срок 2 месяца.
При вынесении постановления суд сослался на представленные органами предварительного расследования материалы, якобы в которых есть данные, свидетельствующие о причастности подозреваемого Петрова П.П.. к указанному преступлению, а именно: Суд сослался на представленные следователем протоколы допросов потерпевших, свидетелей, подозреваемой, результатами оперативно-розыскных мероприятий и другие письменные доказательства, которые якобы были исследованы в судебном заседании.
С указанным постановлением адвокат Чернов С.В. не согласен, считает его незаконным и необоснованным по следующим основаниям:

Суд своим постановлением нарушил положения ст. 3 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., ст. 22 Конституции Российской Федерации и ст. 10 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих право на свободу и личную неприкосновенность.

Согласно статьи 97 УПК РФ основанием для избрания меры пресечения является наличие достаточных оснований полагать, что подозреваемый

1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;
2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;
3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Как указано в пункте 14 Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепринятых принципов и норм международного права и международных договоров РФ», ..»обстоятельства, на которые ссылается суд, должны быть реальными, обоснованными, т.е. подтверждаться достоверными сведениями». Аналогично указано и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 "О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога"

Изучив, представленные следствием суду материалы, защита не обнаружила ни одного доказательства, которые подтверждали бы причастность Петрова П.П.. к инкриминируемому преступлению.

Суд грубо нарушил закон, сославшись на данные ОРМ, поскольку такие сведения могут использованы в качестве оснований только после  их процессуальной проверки, если они отвечают требованиям достаточности и не вызывают сомнений в достоверности.

Суд, перечислив основания для заключения под стражу из ст.97 УПК РФ, не раскрыл ни одного из доказательств, которые бы подтверждали эти основания.
А данный факт (отсутствие наличия обоснованного подозрения в совершении преступления) является нарушением прав подозреваемого в преступлении лица, образцами являются вынесенные как Конституционным Судом РФ, так и ЕСПЧ Постановления и Определения: Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 12 июля 2005 г. N 330-О, от 19 июня 2007 г. N 592-О-О; п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41).
В деле "Павел Жеребин и 9 других против России" коммуницированы следующие жалобы: "Жеребин против России" (Zherebin v. Russia, N 51445/09); "Турк против России" (Turk v. Russia, N 24746/06); "Андриянов против России" (Andriyanov v. Russia, N 24702/08); "Халоша против России" (Khalosha v. Russia, N 14565/09); "Мещеряков против России" (Meshcheryakov v. Russia, N 31349/09); "Черемных против России" (Cheremnykh v. Russia, N 53902/09); "Чернова против России" (Chernova v. Russia, N 53346/10); "Поляков против России" (Polyakov v. Russia, N 61068/10); "Шелеснов против России" (Shelesnov v. Russia, N 21420/11); "Юрин против России" (Yurin v. Russia, N 30975/11), в которых Европейский суд с ссылкой на нарушение подп. "c" п. 1 и п. 3 ст. 5 Конвенции отметил, что мера пресечения в виде заключения под стражу по-прежнему применяется чрезмерно. При этом в судебных решениях о ее применении (либо продлении) отсутствуют личностные характеристики подозреваемых и обвиняемых.
В них приводятся типовые формулировки из закона без должного анализа и мотивировки. Что присутствует и в оспариваемом постановлении.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 21 г. "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней", отмечено, что «…защита прав и свобод человека, предусмотренных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколами к ней (далее - Конвенция и Протоколы к ней), возлагается прежде всего на органы государства, в том числе на суды.

Пунктом 2 Постановления предусмотрено, что содержащиеся в окончательных решениях ЕСПЧ правовые позиции, являются обязательными для судов.
В пункте 3 Данного Постановления ВС РФ говорится, что «Правовые позиции Европейского Суда учитываются при применении законодательства Российской Федерации. Содержание прав и свобод, предусмотренных законодательством Российской Федерации, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого Европейским Судом при применении Конвенции и Протоколов к ней».

Судебная практика заключения лица под стражу по абстрактным, ни чем не подтвержденным доводам, нарушает статью 5 Европейской конвенции по правам человека и гражданина.

• В части доводов, изложенных в Постановлении «может угрожать свидетелям и иным участникам».
Следствием не представлено также реальности этих доказательств.
Для данного критерия представляются обоснованными доводы ЕСПЧ по делам против Российской Федерации. Так, например, в деле Сокуренко против РФ, Суд отметил, что «..Суд должен проанализировать уместные факторы, такие как прогресс в расследовании, личность заявителя, его поведение до и после задержания, а также любые иные конкретные факторы в обоснование рисков, связанных с тем, что он может злоупотребить возвращенной свободой посредством действий в целях фальсификации или уничтожения доказательств или оказания давления на пострадавших». (п.88 Постановления от 10.01.2012).

• Основанием полагать, что лицо может угрожать свидетелю могут свидетельствовать наличие установленных угроз насилием со стороны обвиняемого, предложение свидетелям, потерпевшим, специалистам, экспертам, иным участникам уголовного судопроизводства выгод материального и нематериального характера с целью фальсификации доказательств по делу. Данная же позиция указана в Постановлении ЕСПЧ от 5 февраля 2013 г. Мхитарян против РФ.

• В части доводов суда о том, что обвиняемый может скрыться от суда и следствия также являются надуманными. В данном вопросе важным является его «прочная связь с семьей – женой, 2-мя детьми, один из которых является несовершеннолетним, престарелыми родителями, мать является инвалидом». Отсутствие активов, родственников за рубежом, источника его существования, отсутствие подданства иностранного государства. Подзащитный не предпринимал попыток побега, хотя как выше указано в данной жалобе, всем сотрудникам Организации было известно о следственных действиях в отношении Общества.

Образцом является Постановление ЕСПЧ от 9 октября 2012 г. по делу Колунов против РФ (п.51), Миминолишвили против РФ – Постановление от 28.06.2011 г. (п.91) и другие постановления ЕСПЧ обосновывающие основные правовые позиции по данному вопросу.

Прошу суд учесть, что Петрова П.П. впервые привлекается к уголовной ответственности, ранее не судим, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка и мать – инвалида. Является гражданином Российской Федерации, живет вместе с семьей, не имеет за рубежом активов, родственников и жилья, находясь на свободе, не будет препятствовать следствию и суду.

Принимая во внимание, тот факт, что уголовное дело возбуждено более одного года назад, а проверочные мероприятия оперативными службами МВД СВАО г. Москвы начали проводиться еще раннее, все сотрудники коммерческой организации, в том числе и Петров П.П.., был осведомлен о действиях правоохранительных органов, однако он
• Не скрылся;
• Не угрожал свидетелям.
Поэтому суд избрал меру пресечения в виде заключения под стражу по надуманным основаниям, в нарушение ст. 97 УПК РФ и 108 УПК РФ.

У суда отсутствуют конкретные основания полагать, что подозреваемый, находясь на свободе, может скрыться от органов предварительного расследования и суда.
Данных об обоснованности подозрения в причастности Петрова П.П. к совершенному преступлению не имеется.

При таких обстоятельствах необходимость и правомерность избрания в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу отсутствуют. В то же время с учетом всех обстоятельств дела, как полагает апеллянт, в отношении обвиняемого Петрова П.П. возможно избрание иной меры пресечения, не связанной с изоляцией от общества.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ч. 11 ст. 108, ч. 3 ст. 389.2, ст. ст. 389.3, 389.6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации,

прошу:


1. Постановление судьи Тверского районного суда Москвы от 11 мая 2017 года полностью отменить и без передачи материала на рассмотрение суда первой инстанции вынести новое постановление об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу.
2. Разрешить вопрос о присутствии обвиняемого Петрова П.П., содержащегося под стражей, в судебном заседании суда апелляционной инстанции.


Адвокат                                                                                                                 С.В. Чернов

Возврат к списку